ЮрТранс

Cрок для принятия наследства



 Подробнее
  

ДОГОВОР ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

 


§ 1. Элементы договора транспортной экспедиции

 Субъектами договора экспедиции являются клиент – сторона, которой оказываются услуги, и экспедитор – сторона, которая оказывает услуги клиенту. Клиентами по договору могут быть любые лица (прежде всего отправитель и получатель груза, а также его собственник), заинтересованные в получении экспедиционных услуг. Авторы учебника считают, что в качестве экспедитора может выступать только предприниматель (коммерческая организация или физическое лицо) получивший лицензию на осуществление транспортно-экспедиционной деятельности. Экспедитором может быть как специализированная организация (иное лицо), так и обычный перевозчик (например, структурное подразделение транспортного предприятия).[1]

Однако согласиться с этими утверждениями нельзя.

При оказании транспортно-экспедиционных услуг в области железнодорожного транспорта в настоящее время лицензия не требуется.

В законодательстве нет указаний на то, чтобы экспедитор имел только специальную правоспособность. В данном случае следует понимать выражение "специализированная организация" в значении отличном от фактического перевозчика. Утверждение об обязательном статусе экспедитора как коммерческого субъекта ничем не аргументировано. В законодательстве отсутствуют препятствия для заключения данного договора между физическими лицами.

Срок, на который заключается договор экспедиции, определяется характером взаимоотношений сторон. Для выполнения разовых экспедиционных поручений, требующих однократного совершения каких-либо операций (например, отправки или получения партии груза), заключаются разовые договоры экспедиции. Отношения сторон в этом случае могут оформляться путем подачи клиентом заявки и принятия ее к исполнению экспедитором.[2] Автор считает, что заключение договора транспортной экспедиции путем подачи заявки возможно при условии, что клиент одновременно согласится с распространением на договорные отношения разработанных экспедитором "Стандартных условий экспедирования".[3]

При наличии постоянной потребности в транспортно-экспедиционном обслуживании заключаются длительные договоры.

Цену договора транспортной экспедиции составляет вознаграждение экспедитора. Оно определяется по соглашению сторон. В ряде случаев могут использоваться установленные экспедитором тарифы и таксы, т.е. система ставок за выполнение тех или иных операций. Вознаграждение, уплачиваемое экспедитору, следует отличать от компенсации расходов, понесенных последним при осуществлении своей деятельности.

Здесь возникает один очень принципиальный вопрос, который является еще одной правовой проблемой в этой области — относится ли договор транспортной экспедиции к посредническим договорам, а транспортная экспедиция к "посредническим услугам"?

Квалифицированное мнение по этой проблеме высказывает А.Н. Медведев. "Гражданское право не выделяет посреднические сделки в самостоятельную группу сделок, из-за чего, собственно говоря, и происходят конфликты по вопросам квалификации сделок для целей налогообложения. Вместе с тем характерной отличительной чертой посреднической деятельности является ее осуществление по поручению и за счет другой стороны. Например, деятельность по договору поручения поверенный осуществляет от имени доверителя, а по договору комиссии комиссионер по поручению комитента осуществляет деятельность от своего имени.

"Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик" было четко определено, что договор транспортной экспедиции, являвшийся разновидностью договора перевозки, является посредническим. Статьей 105 "Основ..." были определены все признаки посреднической деятельности, осуществляемой экспедитором по договору транспортной экспедиции.

Подчеркивалось, что в случае, если экспедитор по договору транспортной экспедиции действует от имени отправителя, то отношениям по договору применяются правила, регулирующие договор поручения; если же экспедитор по договору действует от своего имени, то к отношениям по договору применяются правила, регулирующие договор комиссии.

Вступившая в силу с 1 марта 1996 г. вторая часть ГК РФ выделила договор транспортной экспедиции из разновидности договора перевозки в самостоятельный вид договорных отношений. Однако в статье 801 ГК РФ отсутствует прямое указание на то, что к договору транспортной экспедиции применяются правила, установленные для договоров поручения и комиссии. При этом указание на то, что экспедитор выполняет услуги "за вознаграждение и за счет другой стороны", дает веские основания отнести транспортную экспедицию к посреднической деятельности.

Вместе с тем следует руководствоваться формулировкой предмета конкретного договора: если экспедитор выполняет перевозки самостоятельно, данный вид сделки, скорее всего ближе к договору перевозки или возмездного оказания услуг; если же экспедитор лишь организует перевозки, то, очевидно, что он выступает лишь посредником между клиентом и перевозчиком.[4]

Таким образом, можно констатировать, что в тех случаях, когда экспедитор по договору обязуется организовать выполнение услуг (т.е. выступает как явный посредник), договор транспортной экспедиции является посредническим, при осуществлении которого облагаемым НДС оборотом у экспедитора является лишь сумма дохода, полученного в виде вознаграждения.

Однако в тех случаях, когда экспедитор обязуется выполнить услуги самостоятельно, ни о какой посреднической сделке говорить не приходится[5].

 

 

§ 2. Предмет договора транспортной экспедиции

 

Договор транспортной экспедиции определяется как соглашение, в силу которого одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента – грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (ст. 801 ГК).

Из приведенного определения видно, что экспедиция представляет собой консенсуальный, взаимный, возмездный договор. Его консенсуальный характер проявляется в том, что он признается заключенным в момент достижения соглашения между сторонами, а действия по сдаче и отправке, получению и принятию груза, как и по уплате, экспедитору вознаграждения, совершаются во исполнение уже возникшего обязательства. Взаимность этого договора обусловлена возложением прав и обязанностей на каждого контрагента: экспедитор имеет право на вознаграждение, но обязан к транспортному обслуживанию клиента, а клиент имеет право на такое обслуживание, но обязан вознаградить экспедитора. Очевидна и возмездность экспедиции, поскольку уже в самом ее определении отмечается, что экспедитор принимает на себя соответствующие функции при условии уплаты ему вознаграждения клиентом.

Однако данная формулировка не может полностью удовлетворять. В ней отсутствует ясное указание на предмет договора.

 

И это, по нашему мнению, является главной проблемой транспортной экспедиции!

"Предметом договора транспортной экспедиции являются услуги, связанные с перевозкой груза. Такие услуги могут быть различными. Они делятся на основные (по организации перевозок, включая заключение договора перевозки) и дополнительные, которые могут охватывать любые вопросы, касающиеся транспортировки груза".[6]

По мнению автора, дело обстоит гораздо сложнее, и согласиться с таким мнением нельзя.

Законодатель по сути дела отказался от определения, какие услуги осуществляются по договору транспортной экспедиции. Иначе говоря, в законодательстве отсутствует указание на существенные условия договора транспортной экспедиции.

В ч. 1 п. 1 ст. 801 ГК РФ, где должно находиться легальное определение договора транспортной экспедиции говорится: "По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется … выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза". То есть кроме указания на то, что услуги должны быть связаны с перевозкой, нет никаких определяющих моментов. Все существенные условия договора стороны должны определить сами!

Далее, в ч. 2 п. 1 ст. 801 ГК РФ законодатель предлагает (используется формулировка "…могут быть предусмотрены…") следующие обязанности экспедитора:

Ø организация перевозки груза транспортом и по маршруту, избранному экспедитором или клиентом;

Ø заключение от имени клиента или от своего имени договора (договоров) перевозки грузов;

Ø обеспечение отправки и получения грузов;

Ø другие обязанности, связанные с перевозкой.

Таким образом, можно констатировать, что в данном случае мы имеем дело уже со случайными условиями договора транспортной экспедиции или "второстепенными обязанностями" экспедитора, которые могут быть внесены сторонами в договор, а могут и не вноситься. И становится совершенно ясно, что авторы Санкт-Петербургского учебника безосновательно относят эти обязанности экспедитора к основным услугам. Одновременно они правильно указывают, что существуют дополнительные услуги. Часть 3 п.1 ст. 801 ГК РФ разрешает предусматривать в качестве дополнительных услуг в договоре транспортной экспедиции осуществление таких необходимых для доставки грузов операций как:

Ø    получение требующихся для экспорта или импорта документов;

Ø    выполнение таможенных и иных формальностей;

Ø    проверка количества и состояния груза;

Ø    его погрузка и выгрузка;

Ø    уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента;

Ø    хранение груза;

Ø    его получение в пункте назначения;

Ø    а также выполнение иных операций и услуг, предусмотренных договором.

Здесь необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство. Последние пункты в "дополнительных услугах" и названных нами "второстепенных обязанностях экспедитора" (они выделены жирным шрифтом), соответственно части 2 и 3 пункта 1 статьи 801 ГК РФ не несут должной смысловой нагрузки и очень близки по смыслу. Сравните:

"другие обязанности, связанные с перевозкой" и "а также выполнение иных операций и услуг, предусмотренных договором"

Таким образом, становится видно, что законодатель повторяется. И пытается механическим перечислением видов услуг компенсировать отсутствие основополагающей формулировки предмета договора.

Отсутствие четкого определения существенных условий договора в части 1 п. 1 ст. 801 и разрешение определять условия выполнения договора соглашением сторон в пункте 3 ст. 801, толкают нас к выводу о том, что в законодательстве отсутствует полноценное определение договора транспортной экспедиции.

Выделение транспортной экспедиции в самостоятельный договор является либо преждевременным решением, либо плохо подготовленным шагом.

Еще в 1977 году Андреев В.К. высказал следующее мнение: "Отделение транспортно-экспедиционных операций от перевозки в собственном смысле слова и выделение транспортно-экспедиционной деятельности в самостоятельную отрасль производства – процесс незаконченный и находящийся на разных этапах развития при перевозке грузов различными видами транспорта. Наибольшее развитие он получил на морском транспорте, где пароходство осуществляет только перевозку, а морские торговые порты – только транспортно-экспедиционные операции"[7].

Как же следует сформулировать предмет договора транспортной экспедиции?

Рассмотрим имеющиеся в законодательстве определения, касающиеся данной проблемы.

Несколько более конкретное определение приводится в Указании МПС от 6 декабря 1995 г. № С-932у "О введении в действие правил о системе и общих требованиях обслуживания грузоотправителей и грузополучателей железными дорогами"[8]:

Договор транспортной экспедиции — разновидность гражданско-правового акта, в соответствии с которым, экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет грузоотправителя заключить от его или своего имени договор перевозки, выполнить или организовать выполнение дополнительных услуг.

Данное определение уже имеет конкретное указание на то, что в обязательном порядке должен совершить экспедитор по договору транспортной экспедиции, а именно заключить договор перевозки. Можно говорить, что мы имеем дело с существенным условием рассматриваемого нами договора. Однако приходится констатировать, что в настоящее время пользоваться данным определением нельзя, так как оно основано на ст. 105 "Основ…" и противоречит ГК. Как уже отмечалось, Гражданский кодекс не содержит никаких указаний, что обязательно должен совершить экспедитор. Заключение договора перевозки экспедитором не является конституирующим признаком и становится обязательным, в случае если это предусмотрено договором о транспортной экспедиции.

В этом же документе имеется следующее определение.

Транспортно-экспедиционное обслуживание - вид деятельности посредников (экспедиторов) по предоставлению грузоотправителю услуг, связанных с подготовкой продукции к перевозке: оформление перевозочных документов, заключение договора перевозки с транспортными предприятиями, расчеты с перевозчиком, организация погрузочно-разгрузочных работ, информация потребителей, работа с таможенными органами и др.

В приказе Министерства транспорта Российской Федерации от 25 июля 1994 г. № 61 "Об утверждении инструкции по лицензированию перевозочной, транспортно-экспедиторской, брокерской и другой деятельности, связанной с осуществлением транспортного процесса на морском транспорте в Российской Федерации"[9] дано следующее определение транспортно-экспедиторского обслуживания:

Транспортно-экспедиторское обслуживание (ТЭО) - вид деятельности, осуществляемый юридическими или физическими лицами с использованием собственных или арендованных помещений, транспортных и других технических средств с целью организации по договору транспортной экспедиции с грузовладельцем и за его счет перевозки груза и выполнения дополнительных услуг, как то: оформления требуемых документов, проверки количества и состояния груза, его погрузки и выгрузки, упаковки, маркировки, выполнения таможенных и других формальностей, уплаты пошлин, сборов и других расходов, хранения груза, его получения в пункте назначения.

В ГОСТе 51133-98 "Экспедиторские услуги на железнодорожном транспорте. Общие требования" имеются следующие, интересующие нас определения:

Экспедитор: сторона договора транспортной экспедиции, организующая и предоставляющая транспортные услуги при грузовых железнодорожных перевозках.

Экспедиторская услуга: вид транспортной услуги, связанной с организацией процесса отправления и получения груза, а также выполнением других работ, имеющих отношение к перевозке груза в соответствии с договором транспортной экспедиции.

Транспортно-экспедиторское обслуживание: процесс предоставления экспедиторских услуг грузоотправителям и грузополучателям, в соответствии с договором транспортной экспедиции и установленными нормами и требованиями.

В проекте Федерального закона "О транспортно-экспедиционной деятельности" (статья 2) предлагаются следующие основные понятия:

Транспортно-экспедиционная деятельность — деятельность по предоставлению клиентуре транспортных организаций услуг, непосредственно связанных с перевозкой грузов;

Экспедиционные услуги — услуги, относящиеся к перевозке, хранению, получению и отправке груза, а также иные услуги, предусмотренные договором транспортной экспедиции;

Все приведенные определения ключевых понятий отличаются своей неопределенностью. Либо механически перечисляются виды услуг, какие должен выполнять экспедитор, либо делается ссылка на договор транспортной экспедиции. Но таким способом определить предмет договора невозможно. В совокупности эти пути представляют собой "хождение по кругу". Для определения сути договора указывается длинный список экспедиторских услуг, а для определения этих услуг делается отсылка к договору транспортной экспедиции.

Нет сомнений, что экспедитор оказывает услуги. Практика показывает, отношения, возникающие при экспедировании, имеют большое значение для общества, многогранны, имеют комплексный характер и заслуживают отдельного правового регулирования. Однако определить сущность договора транспортной экспедиции пока не удалось. Указывается что это услуги, связанные с перевозкой (ГК); услуги, относящиеся к перевозке (проект ФЗ); вид транспортной услуги, связанной с организацией процесса отправления и получения груза (ГОСТ). То есть, все попытки определить сущность отношений по договору транспортной экспедиции делаются через сферу деятельности.

Авторы учебника по гражданскому праву также предпочли этот путь. Они пишут: "По своему содержанию договор транспортной экспедиции сходен с рядом других договоров о представительстве. Экспедитор оказывает определенные услуги клиенту, в чем обнаруживается сходство с такими договорами, как поручение, комиссия, агентирование, возмездное оказание услуг. Однако предметом последних является совершение любых сделок и действий, в том числе вовсе не относящихся к транспортной деятельности. В отличие от этого экспедиция предполагает оказание услуг, непосредственно связанных с перевозкой груза[10].

Автор считает, — того основания, что услуги оказываются в отдельной сфере хозяйственной деятельности, пусть даже достаточно специфичной, недостаточно для выделения (разграничения) договора транспортной экспедиции и других, вышеуказанных договоров.

НЕОБХОДИМО ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС, — ЧТО ТАКОЕ УСЛУГА, СВЯЗАННАЯ С ПЕРЕВОЗКОЙ ГРУЗА?

Я.Ф. Фархтдинов в своей работе провел на эту тему исследование и пришел к следующим выводам. "Предмет договора экспедиции трактуется по-разному. Вызвано это отсутствием в науке гражданского права единого понимания сущности договора экспедиции и его содержания. Проблема заключается в том, что нет однозначного взгляда на определение экспедиционной услуги или операции. Высказанные в литературе точки зрения в обобщенном виде можно было бы разделить на три группы:

1.              Экспедиционными нужно считать лишь операции по отправке грузов на магистральном транспорте, либо по получению прибывших грузов от органов транспорта (Е.М. Ворожейкин, М.Е. Ходунов, М.К. Александров-Дольник и другие).

2.              Экспедиционными являются не только операции, выполненные по отправке грузов или по получению прибывших грузов (что является частичным транспортно-экспедиционным обслуживанием клиента), но и совокупность операций, выполняемых при полном обслуживании клиентуры (О.С. Иоффе, В.Т. Смирнов, А.И. Хаснутдинов и другие).

3.              В содержание экспедиционного обслуживания входят все операции, выполняемые в связи с доставкой грузов, предметов быта и почтовой корреспонденции (М.А. Тарасов, Н.Г. Рыженкова, Е.Д. Шешенин и другие).[11]

Таким образом, можно констатировать, что в среде юристов отсутствует единое понимание услуг оказываемых экспедитором. Эти услуги определяют сущность договора транспортной экспедиции и, соответственно, его предмет.

Решение проблемы автору представляется следующим. Если раньше к договору транспортной экспедиции напрямую следовало применять положения поручения и комиссии, то в настоящее время оптимальным решением может быть субсидиарное применение положений агентского договора. Пункт первый статьи 1005 сформулирован следующим образом:

"По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала".

По мнению автора, предмет договора транспортной экспедиции полностью укладывается в это определение. Можно сказать, что договор транспортной экспедиции "поглощается" агентским договором. Агентский договор должен быть ведущим, а для договора транспортной экспедиции следует предусмотреть отдельный параграф, учитывающий его особенности внутри договора агентирования.

Подводя итог вышесказанному можно указать следующее.

Имеющаяся легальная формулировка договора транспортной экспедиции не удовлетворяет субъектов гражданского оборота. Происходит это оттого, что нет ясных критериев в законодательстве для рассматриваемого договора.

Автор смог ознакомиться с предложениями по внесению изменений и дополнений в главу 41 Гражданского кодекса Российской Федерации. В настоящее время данные предложения рассматривается в МПС РФ, а инициатором является Российская ассоциация международных экспедиторов (РАМЭ). Будучи практическими исполнителями, экспедиторы сталкиваются с проблемой предмета договора. В частности, они предлагают в абзаце 1 ст. 801 вместо слов "… выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза" включить выражение "… выполнение транспортно-экспедиционных услуг, связанных с доставкой груза". Данное предложение мотивируется тем, что "транспортно-экспедиторские услуги, выполняемые транспортно-экспедиторскими организациями, за грузовладельца, включают все услуги по приему от него товара, сдаче его организации перевозчика, перевозку груза, прием груза от организации перевозчика и выдача его уполномоченному на получение груза лицу".

Далее в этот же абзац предлагается внести следующее предложение "Договор транспортной экспедиции подлежит исполнению сторонами, после подписания ими договора поручения".

Приведенный пример ярко иллюстрирует, что вопросы природы договора транспортной экспедиции и его предмет не удовлетворяют экономических субъектов, и они активно ищут решение данных проблем.

Авторы этих предложений всецело отдали предпочтение договору поручения. Есть основания предположить, что они считают договор транспортной экспедиции подчиненным договору поручения. В развитие этого подхода предлагается изложить пункт 2 ст. 802 ГК в следующей редакции:

"Выдача транспортному экспедитору доверенности производится грузовладельцем (отправителем) в соответствии с правилами главы 49 настоящего Кодекса.

Грузовладелец передает транспортному экспедитору полные права и обязанности отправителя и (или) получателя груза и выполнять транспортно-экспедиционные услуги в соответствии с договором транспортной экспедиции и (или) другими договорными обязательствами сторон".

Представляется, что авторы во втором пункте вышли далеко за пределы договора поручения. Также можно заметить, что авторы понимают, что таким способом они не решают всех проблем. В частности, нет обобщенного описания предмета договора, а, следовательно, не понятно в каких рамках может действовать экспедитор.

Ясно, что экспедитор изначально (потенциально) должен иметь возможность оказать любые услуги клиенту. В законодательстве на этот счет должна быть краткая формулировка. В исключительном случае стороны сами решат, какими рамками следует ограничить свободу экспедитора.

В настоящее время ситуация диаметрально противоположная. В законодательстве, в конкретных договорах делаются попытки прописать максимально расширенные полномочия экспедитора. По этому же пути пошли и авторы проекта из РАМЭ. Они пытаются это сделать, вводя "дополнительное расширение". К договору транспортной экспедиции предлагается добавить "другие договорные обязательства сторон". То есть опять, не имея предмета договора, не определяя его сути, делается попытка решить эту проблему количественными показателями.

В интересах субъекта коммерческой деятельности решить проблему перевозки груза с максимальной материальной выгодой и с минимальными потерями времени. Поэтому следует предоставить ему, возможность иметь дело с контрагентом, которому он сможет поручить как весь комплекс вопросов, связанных с перевозкой, так и получить от последнего только те услуги, какие ему требуются.

Учитывая, что в действиях экспедитора совмещаются юридические и фактические действия, а также невозможность выработать предмет договора транспортной экспедиции, следует подчинить договор транспортной экспедиции агентскому договору, возможно, учитывая его некоторую специфику, выделить для него самостоятельный параграф.

Представляется, что такое решение полностью учитывает сущность договора транспортной экспедиции. Оно позволяет экспедитору совершать юридические действия (заключение договора перевозки, составление коммерческих актов), а также осуществлять иные действия, предусмотренные в договоре часто необходимые, но не всегда обязательные (упаковка, информационное сопровождение и т.д.). Представляется важным следующее замечание. Заключив договор транспортной экспедиции на длительный период, клиент может быть заинтересован в различных услугах при разных отправках. В одном случае ему требуется представительские услуги, то есть юридические действия со стороны экспедитора. В другом необходимо только информационное обеспечение – значит фактическое действие. Только договор транспортной экспедиции, основанный на агентских отношениях, позволит сторонам регламентировать свои отношения, не прибегая к череде отдельных договоров различного характера.

Одновременно не возникнет препятствий экспедитору действовать от своего лица либо от лица клиента, в качестве коммерческого представителя, привлекать к исполнению договора третьих лиц и прочее. При совпадении в одном лице экспедитора и перевозчика также все обязанности и права по договору органически соединяются. После установления предмета договора иные вопросы, связанные с отношениями сторон приобретают ясные очертания.

Подчинив договор транспортной экспедиции агентскому договору, мы получаем краткую и всеобъемлющую формулировку предмета договора, предоставляем экспедитору возможность действовать при необходимости от своего лица или лица клиента и выполнять любой круг услуг, а также оперативно осуществлять требуемые действия в интересах клиента.

 

 

§ 3. Форма договора транспортной экспедиции

 

Правовое регулирование формы договоров выражается в установлении требований к ней и последствий их нарушения. Цель соответствующих требований состоит в том, что все они позволяют сделать отношения сторон более определенными, снять основания для споров в будущем по поводу самого факта совершения сделки и ее содержания.

Форма договора транспортной экспедиции – простая письменная (п. 1 ст. 802 ГК). Стандартный набор экспедиционных услуг может оказываться на основании договора присоединения (ст. 428 ГК).[12]

В законодательстве также нет препятствий для использования в хозяйственном обороте разработанных экспедитором и принятых, одобренных или утвержденных им либо объединением экспедиторов "Общих (стандартных) условий экспедирования". Данную идею автору подсказал анализ ст. 943 ГК РФ ("Определение условий договора страхования в правилах страхования"). Имеется в виду возможность заключения договора транспортной экспедиции заполнением клиентом бланка заявки, где на обратной стороне изложены условия экспедирования. В имеющейся ситуации, когда разрабатывается закон о транспортно-экспедиционной деятельности, обязательно следует всесторонне обсудить необходимость включение соответствующих норм в законодательство. Статья 33 Проекта учитывает данный момент.

"Объединения экспедиторов вправе разрабатывать типовые условия оказания экспедиционных услуг. Указанные условия не могут противоречить Гражданскому кодексу Российской Федерации и настоящему Закону, другим Федеральным законам, а также транспортным уставам, кодексам и издаваемым в соответствии с ними правилами".

Большинство экспедиторов в Великобритании включают Стандартные условия, разработанные Институтом экспедиторов, в договоры с клиентами, хотя они не применяются автоматически в деловых отношениях.[13]

Статья 17 проекта федерального закона "О транспортно-экспедиционной деятельности" называется "Документы, выдаваемые экспедитором". Предлагается ввести в гражданский оборот следующие документы

v    Свидетельство экспедитора о получении груза;

v    Свидетельство экспедитора об организации перевозки;

v    Свидетельство экспедитора о приеме груза на хранение.

Также предлагается установить, что "Экспедитор может выдавать в подтверждение принятия груза на хранение двойное складское свидетельство, к которому применяются правила Гражданского законодательства Российской Федерации, установленные для такого вида свидетельства".

Не совсем понятен правовой режим предлагаемых к выпуску в гражданский оборот от лица экспедитора "документов". Представляется, что он должен быть аналогичен режиму для ценных бумаг. Подобное решение позволит ускорить коммерческую деятельность. Даже во время перевозки товары не будут исключаться из торгового оборота и смогут служить предметом купли-продажи, залога и т.д.

Подобные документы могли бы служить письменной формой договора. Думается, что этот вопрос также является проблемой договора транспортной экспедиции, которая должна найти свое решение. Здесь вполне уместна аналогия с положениями пункта 2 статьи 785 ГК.

"Заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом)".

Несоблюдение письменной формы договора транспортной экспедиции не лишает стороны права приводить письменные и другие доказательства (кроме свидетельских показаний) о заключении договора (ст. 162 ГК). Другими доказательствами может быть, в частности, фактическое исполнение договора экспедитором полностью или в части.

Клиент должен выдать экспедитору доверенность, если она необходима для выполнения его обязанностей (п. 2 ст. 802 ГК). В частности это тот случай, когда экспедитор действует от имени клиента.

Порядок выдачи доверенности определяется в ст. 185 - 189 ГК. Доверенность должна быть совершена в простой письменной форме (п. 1 ст. 185 ГК РФ). При этом из указанного правила не содержится никаких изъятий, кроме случая, когда полномочия представителя могут явствовать из обстановки, в которой действует представитель (поверенный) (абзац 2 п.1 ст. 182 ГК). Доверенность необходима для урегулирования взаимоотношений представителя с третьими лицами, собственно же договор транспортной экспедиции заключается для урегулирования отношения между экспедитором и клиентом. Таким образом, договор транспортной экспедиции и доверенность не являются взаимоисключающими документами.

Так же можно сделать другой вывод, что наличие одного договора транспортной экспедиции недостаточно для осуществления полномочий. Однако необходимо упомянуть об исключении, которое действует в отношении коммерческого представителя. Согласно п.3 ст. 184 коммерческое представительство осуществляется на основании договора, заключенного в письменной форме и содержащего указания на полномочия представителя, а при отсутствии таких указаний — также и доверенности.

Напомним, что клиент выдает доверенность только при необходимости. То есть договор транспортной экспедиции приспособлен для применения института коммерческого представителя. Для того чтобы подчеркнуть данное обстоятельство отметим, что по вопросу наличия доверенности между п. 1 ст. 975 (Поручение) и п. 3 ст. 184 (Коммерческое представительство) имеются противоречия.

В заключение заметим, что поднятые в параграфе проблемы не влияют на то, чтобы экспедирование было подчинено агентскому договору. Вопрос оформления договора путем выдачи указанного ряда документов является перспективным и требует дальнейшей разработки

 

 

§ 4. Прекращение договора транспортной экспедиции

 

Прекращение договора экспедиции осуществляется по общим правилам путем его надлежащего исполнения и в иных случаях, установленных законом. Особенностью данного договора, как и иных договоров о представительстве, является возможность одностороннего отказа от его исполнения.

Любая из его сторон вправе отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом другую сторону в разумный срок (ч. 1 ст. 806 ГК).

Такой срок может быть установлен и в самом договоре экспедиции.

Часть первая указанной статьи, в изъятие из общего правила гражданского законодательства о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК) предоставляет это право участникам договора транспортной экспедиции. Однако условием реализации такого права является предупреждение контрагента в разумный срок, который должен определяться с учетом всех обстоятельств конкретного дела. Сами основания отказа от договора могут быть различными и приниматься во внимание не должны.[14]

Неблагоприятным последствием одностороннего отказа является возмещение отказавшейся от договора стороной другой стороне убытков, вызванных его расторжением.

"При одностороннем отказе от исполнения договора сторона, заявившая об отказе, возмещает другой стороне убытки, вызванные расторжением договора" (ч. 2 ст. 806 ГК).

В части второй говорится об одностороннем отказе от исполнения договора. Видимо, имеется в виду отказ, сделанный без предупреждения о том в разумный срок. Сторона, заявившая об одностороннем отказе от договора, обязана возместить контрагенту причиненные таким отказом убытки, которые определяются по общим правилам (ст. 393 ГК). Что бы в практике не возникали споры, а также для ясного понимания субъектами хозяйственного оборота своих прав и обязанностей следует прописать в законодательстве этот вопрос более четко.

Правила ст. 806, как специальная норма, должны считаться отменяющими положения ст. 450 ГК об основаниях расторжения договора и ст. 453 ГК о последствиях такого расторжения. Применение этих положений, в частности судебный порядок расторжения договора экспедиции, не отвечало бы природе договора экспедиции, который динамичен и может требовать быстрых изменений, например, при переадресовке груза в пути. Однако некоторые правила ст. 806 и 450 ГК (в части возмещения убытков) являются аналогичными.

В предусмотренных ст. 806 случаях отказа от договора имеются основания для применения правил ГК о неосновательном обогащении (гл. 60 ГК), касающихся возврата имущества и возмещения затрат на него.

Таким образом, можно отметить, что проблема расторжения договора транспортной экспедиции имеет ряд особенностей по сравнению с общими положениями.

 

§ 5. Имущественная ответственность по договору транспортной экспедиции

 

Глава 41 ГК содержит специальные нормы об ответственности экспедитора.

"За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами главы 25 настоящего ГК" (ч. 1 ст. 803).

Неисполнение или ненадлежащее исполнение сторонами своих обязанностей по договору транспортной экспедиции влечет для сторон договора ответственность, объем, и условия которой определяются по общим правилам. Следовательно, ответственность в экспедиционном обязательстве, в принципе, является полной как для клиента, так и для экспедитора. Общим основанием такой ответственности является не вина, а обычный предпринимательский риск (п. 3 ст. 401 ГК). Необходимо также наличие причинной связи между противоправным поведением ответчика и неисполнением или ненадлежащим исполнением договора, а при взыскании убытков – между противоправным поведением и наступившими убытками.

Поскольку экспедитор выступает в качестве посредника между отправителем, перевозчиком и получателем, нарушение им условий договора может привести к ответственности клиента перед перевозчиком. В равной мере нарушение своих обязанностей клиентом может повлечь ответственность экспедитора перед перевозчиком (если, конечно, эти фигуры не совпадают). Поэтому ответственность сторон в договоре может быть как прямой, так и регрессной.[15]

Специфика экспедиционного обязательства предопределяет важное исключение из общих правил об ответственности экспедитора. Вызвано это тем обстоятельством, что экспедитор, в случае, когда он действует от своего имени, является единственным субъектом, который ответственен перед клиентом. Следовательно, ему предстоит удовлетворять требования клиента при нарушении договора перевозки. В свою очередь он может взыскать возмещение с перевозчиком. Однако ответственность перевозчика бывает ограничена, следовательно, в силу принципа справедливости клиент также должен получить удовлетворение от экспедитора в ограниченном виде.

"Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик" (ч. 2 ст. 803 ГК).

Последствием применения этого правила, может быть, ограничение ответственности экспедитора пределами, которыми замыкается ответственность транспортной организации. В частности, клиент может лишиться права на взыскание всех убытков, получив от экспедитора лишь исключительную неустойку (например, штраф за неподачу транспортных средств) или часть реального ущерба при несохранности груза. Одновременно в договоре экспедиции до одного года сокращаются и сроки исковой давности.

В зависимости от характера нарушенной обязанности ответственность по договору экспедиции может выражаться в уплате неустойки или в возмещении убытков. Например, за несвоевременное перечисление экспедитору вознаграждения в договоре может быть предусмотрена ответственность клиента в виде уплаты пени (ранее такая ответственность предусматривалась и в нормативных актах, посвященных экспедиции). Если же в результате действий экспедитора произойдет утрата, порча или повреждение груза, он обязан компенсировать возникшие убытки. Его ответственность может быть двоякой. В том случае, когда несохранность груза связана с действиями самого экспедитора (скажем, за необеспечение надлежащей отправки или получения груза, невыполнение действий по раскредитованию груза и т. п.), она строится на общих началах, т.е. действует принцип полного возмещения убытков. Когда же экспедитор отвечает за неисправного перевозчика, объем его ответственности ограничен объемом ответственности транспортной организации за несохранность груза (ст. 796 ГК).

Таким образом, пределы ответственности экспедитора определяются природой совершаемых им сделок и иных действий.

Клиент возмещает убытки в полном объеме в связи с неисполнением информационной обязанности (и. 4 ст. 804 ГК).

При одностороннем отказе от исполнения договора экспедиции такие убытки компенсирует сторона, заявившая об отказе. И в том, и в другом случае возмещение убытков производится по общим правилам ст. 15 и 393 ГК. Иные санкции стороны вправе согласовать в договоре, учитывая действие перечисленных императивных норм об ответственности в экспедиционных обязательствах.

Проблема ответственности является одной из основных для всего гражданского права. Поэтому нам будет интересно познакомиться с аналогичными нормами во французском законодательстве.

В. Якушев по этому поводу пишет: "Основанием ответственности комиссионера является его вина в причинении ущерба. Пределами ответственности для комиссионера выступают пределы ответственности, установленные французским законодательством для перевозчика. Стороны могут включать в контракт оговорку об ограничении ответственности комиссионера (однако и в этом случае комиссионер несет ответственность за грубую небрежность и умысел). Если комиссионер на каком-то определенном участке маршрута самостоятельно осуществляет перевозку либо груз находится в его непосредственном владении, на этом участке на него распространяется режим ответственности перевозчика".[16]

Ответственность транспортного комиссионера наступает уже из-за самого факта ущерба вне зависимости от его вины. Речь идет о так называемой строгой, повышенной ответственности. Хотя комитент имеет право напрямую привлечь к ответственности виновного перевозчика, гарантия комиссионера может быть полезна в случае, если такого виновника трудно установить, либо если он неплатежеспособен, а также если перевозчик докажет отсутствие своей вины (и если ущерб произошел не из-за обстоятельств непреодолимой силы). В определенных случаях возможна солидарная ответственность комиссионера и перевозчика.[17]

Следует отметить, что проблема ответственности экспедитора достаточно сложна и требует дальнейшей разработки.



[1] Гражданское право. Учебник. Часть II./Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.:"ПРОСПЕКТ", 1997. С. 415

 

[2] См., например, Советское гражданское право Часть 2, Издательство Ленинградского университета, Ленинград, 1982. С. 216; Гражданское право. Учебник. Часть II. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.:"ПРОСПЕКТ", 1997. С. 415-416

[3] Название документа "Стандартные условия экспедирования" дано как возможный вариант.

[4] Медведев А.Н. Хозяйственные договоры и сделки: бухгалтерский и налоговый учет. — М.: ИНФРА-М, 1998. С. 302.

 

[5] Там же С. 303.

[6] Гражданское право. Учебник. Часть II./Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.:"ПРОСПЕКТ", 1997. С. 415.

 

[7] Андреев В.К. Указ. соч. С. 6

[8] Документ опубликован не был. Автор пользовался внутренним изданием МПС РФ.

 

[9] Российские вести. – 1994. – 3 ноября.

[10] Гражданское право. Учебник. Часть II./Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.:"ПРОСПЕКТ", 1997. С. 413.

[11] Фархтдинов Я.Ф. Указ. соч. С 53.

[12] Гражданское право. Учебник. Часть II./Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.:"ПРОСПЕКТ", 1997. С. 415

[13] Шмиттгофф Клайв Максимилиан Экспорт: право и практика международной торговли: Пер. с англ. — М.: Юрид. лит., 1993. Стр. 158

[14] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, профессор О.Н. Садиков — М., Юридическая фирма КОНТРАКТ, издательская группа ИНФРА-М —НОРМА, 1996. Стр. 377.

[15] Гражданское право. Учебник. Часть II./Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.:"ПРОСПЕКТ", 1997. С. 418.

 

[16] Якушев В. Экспедитор и перевозчик в российском праве: прошлое, настоящее и будущее. //Хозяйство и Право 1996. № 1. С. 86-87.

[17] Там же. С. 86-87.